Иван Демаков: стоял на замене 5 лет, а сейчас говорят - иди, играй. Это так круто!

29.09.2017 | | Новости

Новичок "Динамо" (Ленинградская область) Иван Демаков рассказывает о себе: честно, по-молодежному, и с огоньком. Все, что вы должны знать о парне, который не считает себя чемпионом, но очень хочет им стать.

 

-Ты пересматриваешь свои игры?

- Да, пересматриваю. В этом сезоне, по крайней мере, все видел. Стараюсь потом что-то проанализировать, сделать выводы: где ошибся, как это исправить, и так далее. Та же ситуация в игре с «НОВОЙ» в пятой партии, где я при 17:17 не забил – моя вина. Обязан был это делать, все было в моих руках, а ударил прямо в Съемщикова. Кажется, это был он – мы уже, правда, не обращали внимания на замены в центре, бегали на блоке только на края.

 

- Тебе удобнее смотреть официальную запись матча, или техническую, которая ведется с одной камеры?

- С технической камеры реально видны все косяки, а официальная запись – это отработка для болельщиков. Зато в ней есть повторы, которые мне интересны. Ну и иногда просто совестно напрягать наш статистический штаб просьбами скинуть техническую запись, они и так работают, по-моему, 24 часа в сутки и очень многое нам подсказывают, спасибо им за это.

 

- Кстати, насчет подсказок: во время кубковой игры с казанским «Зенитом» видела, как Олег Владимирович Согрин говорил, тебе в какую зону подавать. Команда выиграла отрезок в партии 9:0, вытащила партию и матч.

- Да, так и было. Он сказал – я выполнил. Миссия выполнена. Олег Владимирович что-то менял по ходу дела, ну а я всего лишь старался «гонять» принимающих по площадке туда-сюда. В тот момент все вышло удачно.

 

- А тебе часто хочется импровизировать на площадке?

- Иногда охота. Но мне нужна дисциплина, а у меня ее нет.

- Как это нет?

- Я про игровую дисциплину (смеется). Руки на блоке носятся, телом трудно управлять, ноги тоже непонятно ставятся. И вообще, я такая обезьяна (смеется).

 

- Самокритика – вещь хорошая, особенно если она в меру. Она тебе присуща?

- Да. Если мои ошибки начинают наслаиваться друг на друга, очень сильно переживаю по этому поводу. Это плохо отражается на игре, поэтому Олег Владимирович всегда старается отвлечь меня от таких моментов. Говорит в тайм-аутах: «Проехали, забудь уже, всё!». На самом деле, я уже сам должен уметь абстрагироваться от произошедшего – в момент игры нужно сразу забывать о предыдущей ошибке. Но пока не всегда получается.

 

- Это может быть связано с тем, что ты не имел большой игровой практики долгое время?

- Возможно, но все-таки были у меня и полноценные выходы на площадку, была сборная России, где я играл. И Владимир Романович Алекно выпускал, но, видимо, чего-то не хватает. - Сейчас складывается ощущение, что ты получаешь удовольствие от каждой минуты, проведенной на площадке. Это правда? - Конечно! Я по-настоящему кайфую. Подумай сама, я простоял на замене фактически пять лет, с редкими выходами на площадку. И сейчас мне говорят – иди, играй – верят в меня, дают шанс. Это очень круто.

 

- Что насчет задатков вожака и лидера?

- Нет, это не обо мне точно. Я, как это сказать, боевая единица, солдат. И вообще мой идеал, когда все равны. Наверное, поэтому мне так здорово в «Динамо-ЛО», абсолютно комфортно. В «Зените» я находился среди супер-игроков, олимпийских чемпионов, мегазвезд и так далее, и чувствовал себя зажатым. Здесь мне гораздо лучше.

 

- Расправляешь крылья?

- Даа! (смеется).

- В коллектив уже влился?

- Я парней знаю – Игоря Тисевича, Леху Плужникова - по сборной. Семена Кривитченко тоже, познакомились в Белгороде на межвузовой Универсиаде, и общались с той поры.

 

- А у тебя много друзей в волейболе?

- Настоящих друзей, как ты понимаешь, много быть не может. Настоящих двое – они остались в Казани. Здесь все парни отличные, и случись что, мы друг другу обязательно поможем.

 

- Ваня Демаков ради друга последнюю рубаху снимет?

- Сниму, почему нет? Деньги – это круто, но далеко не они главное в жизни. По крайней мере, я так считаю. Для меня деньги – просто средство существования, а друзья – те, кто поддерживает тебя и помогает плыть дальше (улыбается). В «Динамо-ЛО» со всеми отличные отношения, все супер.

 

- Пожалуй, на площадке для нападающего гораздо важнее дружбы взаимопонимание со связующим. Как у тебя получается с Денисом и Игорем?

- С Дениской вообще здорово все, с полувзгляда. Он мне доверяет, буквально выкидывает мне мяч. С «НОВОЙ» в первой партии я забил один из трех, но там сам виноват. А потом даже с задней линии пасовал мне. Я пошел, думаю: «Да ну, не паснет, куда?», а он дал. В пятой партии подряд накидал охапку. Короче, нравится мне, я люблю нападать, а кто не любит? Даже либеро нравится нападать (смеется).

 

- А что насчет игры в защите? Получается?

- Да ну тебя, я некоординированный совсем. Коряга для защиты, в общем. Стараюсь что-то прочитать, выйти под мяч, но получается один раз через пять. Тяжело играть на задней линии. Есть установка для центрального, где располагаться в защите после своей подачи, под каждого конкретного нападающего. Но это действует, если все идет так, как выдано на установке – если вся команда сработала, если закрыли-смягчили… По плану получается далеко не всегда, но мы пытаемся выполнить план и задачу.

 

- После поражений о чем говорите?

- После поражения с «НОВОЙ» мы шли с Игорем и Лехой до гостиницы, просто «пробомбились», как говорится. Выпустили злость, вроде немного отпустило, но это безумно обидно было. Все очень злые были, сами на себя в первую очередь.

 

- Твой сосед по номеру на выездах Леонид Кузнецов, один из самых опытных в команде. Подсказывает что-то?

- Да. Ну и многие подсказывают, и я стараюсь все запомнить и не пропускать мимо ушей. Я не очень опытный игрок, и нужно брать его у других, а где это делать, как не у товарищей по команде? Олег Владимирович очень многое мне говорит, сам играл на высоком уровне, и многому учит.

 

 

- Часто вижу на играх, а потом на фотографиях, как во время тайм-аутов Олег Шатунов держит над тобой занесенные, будто на блоке, руки.

- Да, я же говорил тебе про свою проблему – руки на блоке летают. Олег Александрович показывает, говорит: «Занеси! Держи их прямо!» Я знаю, что это нужно, но иногда просто не успеваю. И руки болтаются… как сосиски.

 

- Слушай, ты и сосисками успеваешь многое закрыть.

- Да можно было бы больше ведь, если бы они сосисками не были, правда? (смеется). Не так уж и много я закрываю.

- Недостаток техники и не самая лучшая координация это следствие того, что ты достаточно поздно начал заниматься волейболом?

- Может быть, но это еще и потому что я мало внимания технике уделял. Бить люблю, лупить по мячу. Сейчас уже понимаю, что волейбол это не только атака – где-то отыграться, скинуть неудобный мяч. Иду мяч, и думаю: «Ща как дам!», а надо бы скинуть. И это обычно чехол, и минус очко у нас. Считаю, что все из-за невнимания к деталям на тренировках в детстве, и небольшой игровой практики. Но мы придумаем что-нибудь обязательно. Задача центрального в атаке довольно проста – он должен не столько забивать, сколько выдергивать на себя блокирующих соперника. Пусть выпрыгивают, а мы со связующими что-нибудь придумаем.

 

- После поражений тебе нужно, чтобы тебя успокаивали, или чтобы не трогали?

- Чтобы не трогали. Я интроверт, наверное. И мне нужно какое-то время, чтобы успокоиться. Проигрывать никому не нравится, я, понятное дело, не исключение. Люди в спорт идут точно не для того, чтобы испытывать горечь поражения, а чтобы что-то выиграть, завоевать… Золотишко какое-то (улыбается). Злость – обычная реакция, но ничего не поделаешь, без поражений не обходится. Что касается обычного общения, то я довольно открыт, но стараюсь избегать больших компаний – комфортно себя чувствую только среди небольшого количества хорошо знакомых мне людей.

 

- Погрузимся в историю Ивана Демакова. Ты рассказывал, что до прихода в волейбол занимался самыми разными видами спорта. Какими?

- Куда только не ходил… было тхэквондо, настольный теннис, даже в футбол пытался немного играть. В итоге все это закончилось ничем. Пытались забрать в баскетбол, но мне как-то совсем не в душу много бегать. Я лучше буду много прыгать, а бежать скучно. А в волейболе же прыгаешь не просто так, а с определенной целью – либо забиваешь, либо блокируюшь, либо за мячом пытаешься в защите успеть. В общем, я все бросал, и уже начал по второму кругу захаживать в спортивные секции – снова обратился к тхэквондо. И тут мама сказала, что ее терпение лопнуло, и отправила меня на волейбол

 

 - Заставила, можно сказать?

- Да, но это тот самый момент, когда можно с уверенностью сказать: нужно слушать родителей. Вот что бы я сейчас делал, если бы не волейбол? Ну, закончил бы шарашку какую-нибудь. Не сказал бы, что хорошо учился, хотя четверки были все. Мне кажется, я бы даже не доучился, потому что лентяй в этом деле.

 

- То есть, про любимые книжки вопрос тебе не задавать?

- Нет, ну почему! Я не скажу, что запоем читаю, но читаю (смеется). Люблю биографии известных людей, необязательно спортсменов. Сталина, например, Гагарина. Это интересно.

 

- Ну, вернемся к моменту твоего прихода в волейбол.

- Так, давай я не буду приводить точную цитату родителей, что они со мной сделают, если я брошу еще и этот спорт (смеется). Там было что-то вроде «отхватишь». Похоже, я серьезно заколебал родителей, бегая туда-сюда и не занимаясь толком ничем. При этом не был трудным подростком, не курил, не прогуливал школу и нормально учился.

 

- Почему остался, а не ушел, как отовсюду?

- Поначалу мамины слова держали, конечно. И вообще, сначала я занимался из-под палки, мучился. Потом втянулся, вошел в ритм, и мне понравилось. Почувствовал кайф от игры. Плюс мой первый тренер Михаил Николаевич Масленников «протолкнул» меня в Казань довольно быстро – я всего полтора года занимался на тот момент. Руководство казанской молодежки брать меня не хотело: они смотрели видео, видели игры и говорил, мол, зачем нам эта коряга? Масленников уговорил их пригласить меня на сбор. Их молодежка тогда играла в Первой лиге, это еще до создания Молодежной лиги было.

И вот у них начался сбор в Новочебоксарске, я туда приехал… … у меня был неправильный разбег. Я правша, а разбегался как левша, с правой ноги. Мне говорили, что потом у меня будет болеть спина и стали переучивать. Я старался, очень хотелось попасть туда - тренер остался доволен. Пригласил на второй сбор уже в Казани, и, в итоге, оставил. Первый сезон был очень неудачным для той команды, мы выиграли только одну или две игры. Это было ужасно.

 

- Много из той команды выстрелило?

- Нет, по лигам «А» и «Б» туда-сюда ходят. Еще Андрюха Сурмачевский воспитанник той команды – он большой молодец. Приезжал на Кубок с первой командой «Зенита», хотя понятно, что при Леоне, Андерсоне и Пантелеймоненко ему будет сложно. В этом сезоне он будет играть за «Академию» в Высшей лиге «А».

 

- А ты выступал за «Академию»?

- Выступал. Это были тяжелые игры, потому что на матчи приходил Владимир Романович и всегда что-то с трибун кричал. Он старался нас завести и мотивировать.

 

- По-хорошему или по-плохому?

- Да по-разному. Люди же по-разному воспринимают критику.

 

 

- Ты многое выиграл с «Зенитом». Я часто слышу, как тебе задают вопросы, связанные с твоими титулами и мне кажется, что ты чувствуешь себя неловко.

- Ну, потому что не считаю эти титулы своими. Я стоял на бане и хлопал в ладоши. Я понимаю Владимира Романовича, он не доверял мне, предпочитая опытных игроков молодому пацану. Но и мне играть хотелось. Поэтому все эти перечисления с количеством золотых медалей, кубков и прочее… это не мои победы. Как говорил нам в сборной Сергей Константинович Шляпников, «в команде есть кочегары, а есть пассажиры». Вот я в «Зените» был пассажир.

 

- А как же эти фразы про помощь команде, про важность участия в тренировочном процессе?

- Я тебя умоляю. Может быть, где-то я говорю как максималист, но я провел пять лет в квадрате.

- Ты выиграл два чемпионата мира по молодежи. Ты ведь там не был пассажиром?

- К счастью, нет. На U23 даже приз лучшему блокирующему получил. От сборной у меня только самые лучшие воспоминания. Со Шляпниковым работать очень тяжело, но невероятно полезно. Работа с ним приносила результат. Он хороший тренер, со своей методикой тренировок. Возможно, она жесткая, но для меня она была самой действенной.

 

- Бегал, наверное, целое лето?

- Весь первый сбор я бегал кроссы. Каждый день, а бегать, как ты помнишь, я ненавижу. Где-то я был наказан справедливо, где-то нет, но как миленький каждый день (смеется). Правда, я много прибавил после работы со Шляпниковым, хотя это было тяжело. Зато теперь я в «Динамо-ЛО», и мне тут хорошо (улыбается).

 

- Отпуск как обычно проводишь?

- Да в Марийке обычно, в Йошкар-Оле. Ну и, конечно, в Казани с девушкой.

- А как вы сокращаете название столицы Марий Эл, кстати?

- Йошка (улыбается).

 

- Ты своего попугая не привез в Санкт-Петербург? Почему не кошка или собака, кстати, а попугай?

- Неет, не привез. У меня их два - один у девушки, один у мамы. Птицы мне нравятся очень, всегда интересовался ими. Хотя собак я тоже очень люблю, очень – но только больших, а не карманных вот этих фиговин.

Вообще, у каждой птицы свой характер. Если жако что-то не нравится, он найдет способ это показать. Моего жако зовут Даззл. Еще есть белая какаду Пуська – неуклюжая, смешная, некоординированная… как я сам (смеется). Взлетает, не понимает, что с ней происходит – и падает. В общем, птицы классные, а когда они начинают тебе доверять – вообще кайф.



НОВОСТИ
11.12.2017 |


10.12.2017 |


10.12.2017 |


05.12.2017 |


05.12.2017 |


03.12.2017 |


28.11.2017 |


27.11.2017 |


26.11.2017 |