Марина и Дмитрий Марюхнич: можем встретиться в Кубке ЕКВ

Время спорта, 15.07.2011

 

История знает немало случаев, когда спорт объединял людей в одну семью, становился своего рода фундаментом, на котором рождалась новая ячейка общества. Марина Манюк и Дмитрий Марюхнич познакомились благодаря волейболу – еще в Хабаровске, когда Марина играла там за «Самородок». А затем случился новый поворот судьбы – Марина ушла в декрет, который проводила в Южном, вместе с мужем – на то время тренером-статистиком «Уралочки-НТМК». Наставник «Химика» Евгений Николаев, который долгое время собственноручно занимался обсчетом игры, как будто этого и ждал – он сделал предложение специалисту, и с тех пор началось плодотворное сотрудничество. Таким образом, Дмитрий Марюхнич помогает клубу из города, где выросла и сделала первые шаги в волейболе его супруга, а сама Марина Марюхнич прославляет маленький город Южный на просторах России, откуда родом ее супруг. Беседа с волейбольной четой Марюхнич могла состояться только в Южном, куда Марина приехала на побывку из Екатеринбурга. Собственно так и произошло – в июне месяце.

– Марина, Дима, прошлый сезон вы провели вдали друг от друга. Как пережили этот период?

Марина: – Тяжеловато, конечно. Но Дима при первой же возможности прилетал в Екатеринбург - спасибо тренеру «Химика» (улыбается) – так что более-менее справились с вынужденной разлукой.

Дмитрий: – Очень тяжело. Я не видел, как мой сын сделал первый шаг, не слышал, как первый раз произнес слово «папа». Отсутствие самых близких людей рядом пытался заглушить интенсивным трудовым процессом, с головой уйдя в работу.

М. – И вот оно – чемпионство (гордо).

– Как бы вы оценили прошедший сезон в профессиональном плане?

– В общем, сезон сложился замечательно. Для меня это он был первым проведенным на позиции первого темпа – пришлось немного переучиваться, и спасибо большое тренерам, которые в меня поверили. А четвертое место в чемпионате, считаю, неплохой результат.

Д.: – Что и говорить, хороший сезон получился: золотые медали в чемпионате, второе место в Кубке страны, участие в еврокубке, где мы прошли два этапа, проиграв только будущему обладателю трофея. И в профессиональном плане сезон получился достаточно полезным для меня. Получилось почти все, что мы задумывали. Кроме того, приобрел интересный опыт администраторской работы во время проведения еврокубковых матчей – прием иностранных представителей – делегатов, судей, волейболисток. Никаких нареканий по организации не поступало. Как следствие, к нам не побоялся приехать легионер – Мира Джурич общалась с игроками голландской команды «Верт», с которым мы играли в еврокубке – отзывы были положительными.

– А как насчет удовольствия от работы?

– Конечно, присутствовало – как же без него работать. К тому же у нас сложились прекрасные отношения в тренерском штабе. Чего скрывать, в любом коллективе отношения в тренерском штабе непростые. У нас же за время, что я работаю – никаких трудностей.  Приятно работать, когда есть хорошее взаимопонимание, когда есть все условия для работы.

МАРИНА. ЮЖНЫЙ – БЕЛАЯ ЦЕРКОВЬ

– А теперь давайте пойдем параллельными путями и начнем с вас, Марина. Как состоялось ваше знакомство с волейболом?

М.: – Когда-то давным-давно, в далекой-далекой галактике (улыбается). Естественно, в Южном. Когда я училась в 7-м классе, в школе была организована волейбольная команда – под руководством Николая Муравского и Евгения Николаева, и я начала тренироваться – с детских лет отличалась ростом среди сверстников

– До этого занимались каким-то видом спорта?

– До этого – нет, потом – греблей.

– Параллельно с волейболом?

– Нет, тогда только греблей. Был период поиска – или волейбол, или гребля, или учеба. Три-четыре месяца позанималась и вернулась в волейбол. На гребле в основном занималась только «физикой», так как это был зимний период.

– Что, на воду так и не сели?

– Почему же? Несколько раз выходила. И если новичков сначала садят в лодку без сидушки, чтобы он почувствовал воду, то я несколько раз даже с этой самой сидушкой гребла (гордо). Были и падения, конечно, но и удачные выходы тоже были.

– Почему же решили вновь заняться волейболом? Перспективы лучше?

– Нет, о перспективах как-то тогда не думала – больше, наверное, азарт сыграл, к тому же волейбол – подвижный вид спорта, в отличие от гребли.

– Логично было бы, если после Южного вы продолжили волейбольное образование в Одессе…

– Нет, вопрос о переходе в «Джинестру» тогда не стоял, он поднимался уже позже. А тогда Николай Степанович (Муравский. – В.Е.) – спасибо ему большое – пришел к родителям и предложил поехать в Белую Церковь, в спортивный лицей. И было принято положительное решение.

– Видимо, непростое решение?

– Очень непростое. Долго обсуждали в семье этот вопрос – родители все же серьезно спортом не занимались, кроме того, я росла домашним ребенком. Но тогда уже как раз виделась перспектива развития в спорте, к тому же была возможность обучения практически без отрыва от тренировочного процесса.

– Сами-то очень хотели уехать, или боялись все-таки?

– Страха точно не было, был спортивный интерес. Было интересно попробовать.

– Приехав в Белую Церковь, не обманулись, по дому не заскучали?

– Нет, такого, чтобы сидеть перед окошком и хныкать: «Отпустите меня к мамочке» - не было. В спортлицее были собраны мои одногодки из разных городов страны, было много общих тем для разговоров, да и скучать-то собственно говоря не было времени – тренировки, занятия. К тому же родители достаточно часто приезжали и финансово – спасибо им большое – помогали, хотя зарплату нам тоже платили.

– С каким уровнем подготовки вы приехали в Белую Церковь?

– Прежде всего, в Южном мне привили любовь к волейболу. Ну и конечно, здесь мне дали азы.

– Какие перспективы для вас открывались с переездом в Белую Церковь?

– Основная – это возможность выступать за сборную страны своего возраста, наш тренер Николай Остапенко как раз возглавлял ее.

ДМИТРИЙ. УССУРИЙСК – ХАБАРОВСК

– А теперь переключимся на вас, Дима. Расскажите, как вы стартовали в жизни.

– Свой жизненный путь начал в городе Уссурийске (город в 120 км от Владивостока. – В.Е.). Спортом занимался почти всегда. Сначала – два года плаванием и шахматами, потом, когда мы переехали в небольшой поселок между Уссурийском и Владивостоком, борьбой и хоккеем, а, переехав в порт Восточный, под Находкой, где заканчивал школу – тяжелой атлетикой. В институте переключился на пауэрлифтинг, даже разряд получил. Кроме того, с 8-го класса увлекался компьютерами, программированием. И в институт поступил на специальность «Вычислительные машины, комплексы, системы и сети» – развивался профессионально именно в этом направлении.

– В спорте не удалось добиться успехов?

– Нет, так как не было стремления заниматься спортом профессионально. Будучи в Хабаровске, начал работать в артели «Амур», а точнее в одноименном хоккейном клубе, одном из подразделений артели. Уже там разработал программу, которая на основе тренерских записок и протокола матча давала определенные статистические выкладки. Нашли в этом плане общий язык с главным тренером клуба, известным в прошлом игроком Андреем Пятановым – он помогал мне собирать и анализировать информацию, а я уже ее обрабатывал. Это увлекло, а вообще, сначала занимался сайтом клуба – разработкой, а потом его наполнением как пресс-атташе, но только этим мне было неинтересно заниматься, вот и ударился в статистику (улыбается). В итоге два юношеских увлечения – спортом и компьютерами было реализовано в разработку статистической программы для хоккея.

МАРИНА. БЕЛАЯ ЦЕРКОВЬ - ЧЕРКАССЫ

– Тем временем Марина уже дебютировала в чемпионате Украины по волейболу. Запомнилось?

– Так чтобы этот момент очень запомнился, я бы не сказала. Первое, что вспоминается из этого периода – ковер, подаренный черкасским клубом «Химволокно» как лучшему игроку чемпионата в составе «Роси».

– Какие цели ставили тогда себе в профессиональном плане?

– В Белой Церкви был еще юношеский волейбол, со свойственным этому возрасту азартом, под час необоснованным. Конечно же, было стремление расти и в игровом плане. А когда пришло понимание, что волейбол – моя профессия, а это произошло уже, когда я выступала за черкасский «Круг», появились и материальные цели – заработать на машину, дом, дачу (улыбается).  И задачи в Черкассах были гораздо выше, чем в «Роси», да и игроки более высокого класса, кроме того, уже в тот период начала вызываться в сборную. Все это способствовало игровому росту.

– Какие игроки того времени запомнились? Может, на кого-то хотели походить?

– Нет, стремления стать, как кто-то – не было. А запомнились Ирина Жукова, Елена Сидоренко, с которыми довелось посопрягаться в национальной сборной. Тогда, вообще, была интересная команда, и у многих волейболисток было чему поучиться, причем не только в спортивном плане, но и в человеческом плане – скажем, коммуникабельности у Ирины Жуковой.

– Каково было работать под началом такого матерого специалиста как Сергей Голотов, уже немало выигравшего на своем веку?

– Интересно. Достаточно жесткий и требовательный тренер, но это приносит свои результаты. Николай Карполь – еще более жесткий и требовательный, но невозможного они не требуют – требуют то, что ты можешь сделать, или чуть больше, чтобы игрок стремился к новой высоте.

– Есть игроки, которым в работе требуется палка, к другим игрокам нужен иной  подход…

– От меня нужно требовать, меня нужно подгонять – на пряниках я работать не буду – мне нужен кнут. Такая уж у меня натура.

– Хороший опыт для спортсменов участие в международных соревнованиях. Будучи в черкасском «Круге» вы дебютировали в еврокубках…

– Да, и местами это было очень впечатляюще. И в игровом плане, и в сопутствующих волейболу моментах – отель, посещаемость матчей, игровой зал. Конечно, потрясла Италия в плане болельщицкого интереса. У нас такое редко увидишь – может, в России, ну и сейчас к «Химику» такое отношение. Запомнилось, как в Италии пресса работает – постоянное внимание к игрокам со стороны репортеров, постоянно под прицелом фото- и телекамер. Волейболистки все расфуфыренные, накрашенные, с ярким маникюром, с прическами – и в другом виде они не могут выйти на площадку – все эти вещи прописываются в контракте.

– Мы затронули любопытную тему - игровой макияж. Насколько важен для вас ваш внешний вид на площадке?

– У меня это своего рода ритуал. Ведь на нас смотрят болельщики и, им интересна не только игра как таковая, но и также и девчонки, которые выходят на площадку. Сначала внешние данные, а потом уже: «Вау! Как она забила». Поэтому выглядеть надо на уровне.

– У вас этот процесс начинается дома?

– Да, и в этот момент я уже начинаю настраиваться на матч. Немного отключаюсь, погружаюсь в предстоящую игру и делаю макияж. И этот процесс четко расписан по времени – это уже годами сложившийся режим.

– Что вам дал черкасский этап карьеры как игроку, как человеку?

– Каждый этап чему-то учит. Я окрепла как игрок – и в техническом, и физическом отношении. Осталась в памяти предсезонка, когда давали такую «физику», которой хватало на весь предстоящий сезон – с небольшими доработками по ходу. Кроме того, в Черкассах я завоевала свою первую медаль национального чемпионата. К сожалению, у меня, как у Димы, не получилось победить – дважды становилась третьей, но именно в «Круге» стала мастером спорта - для меня это было значимо. Я к этому стремилась, и я этого добилась.

МАРИНА. ЧЕРКАССЫ – ХАБАРОВСК

– И в один прекрасный момент вы решили уехать?

– Да, такие мысли начали иногда закрадываться. Тем более, что и другие волейболистки уезжали, и достаточно успешно – и заработать, и научиться чему-нибудь в волейболе. А тут как раз в черкасский клуб поступило предложение от хабаровского «Самородка» - клубы договорились и меня условия устроили, единственно, что не очень-то представляла, насколько далеко находится Хабаровск, и что во время чемпионата России придется столько времени проводить в воздухе.

– Как прошел для вас переход на новый, более высокий уровень волейбола?

– Достаточно непросто. Прежде всего, из-за дефицита общения с родными. Если в Белую Церковь, в Черкассы они могли ко мне приезжать, то в Хабаровск, понятное дело, не наездишься. Да и разница во времени сказывалась: в Южном – вечер, в Хабаровске – утро и наоборот – толком не пообщаешься. Ты один, приспосабливаешься к новой жизни – ни подруг, ни друзей нет рядом. Но девчонки меня приняли хорошо – так что процесс адаптации прошел достаточно гладко. Увиделась с близкими лишь на Новый год, когда приехала в Южный – всегда проводила этот праздник дома. В «Уралочке» это, правда, сделать не получается – Николай Васильевич не отпускает – на вечер 31-го и утро 1-го назначаются тренировки.

– Если в психологическом отношении было тяжело, то в спортивном и организационном было гораздо легче, нежели в Украине - согласны?

– Конечно. Для президента «Самородка» Виктора Лопатюка команда была любимой игрушкой – он делал все, для того, чтобы волейболистки ни в чем не нуждались. Если и возникали какие-то вопросы, то они всегда положительно решались. У нас был шикарный зал, болельщики, которые души в нас не чаяли. Очень было приятно, находясь уже в «Уралочке», получить открытку с добрыми пожеланиями в мой адрес. Нас всегда тепло встречали, создавали непередаваемую ауру в зале. В Южном это тоже есть. У нас было все, чтобы играть и побеждать. Мы одно время даже летали бизнес-классом, представьте.

– Ну и в игровом плане прогрессировали.

– Конечно. Когда играешь против звезд, получаешь новый опыт, и это, конечно, ложится в копилку мастерства

ДИМА+МАРИНА=ЛЮБОВЬ

– Итак, на тот момент времени вы оба уже в Хабаровске, где и состоялось ваше знакомство друг с другом…

М.: – Дима, говорит, что сфотографировал меня уже на первой тренировке в Хабаровске. В смысле для клубного сайта. Мне же кажется, что мы познакомились на свадьбе наших друзей – Анны Цокур, с которой я играла в Черкассах, и Сергея Макарова – мы были свидетелями. Через несколько месяцев после этого события мы встретились с Димой в компании четы Макаровых. У ребят была такая традиция – перед игрой, чтобы победить в ней – надо было съесть утку с яблоками, которую Дима готовил просто отменно. В тот мы как раз ее и отведали. И, кстати выиграли потом. Но в чемпионате России игры были с небольшими перерывами, а так часто есть утку – тяжеловато (улыбается).

Д.: – Да, в первый раз увидел Марину на первой тренировке в «Самородке» - сделал серию фотографий для сайта. А встретились, действительно, перед свадьбой друзей. Я шел погонять в ринк-бенди (хоккей с мячом в хоккейной коробке. – В.Е.), и узнал, что вместе с Мариной буду свидетелем.

– Почему решили обратить внимание на нее?

– Сложнее было не обратить (улыбается)

М.: – Мой боевой макияж его покорил (смеется).

– Потом кино, конфетно-букетный период…

Д.: – Да, и кино, и цветы, и конфеты – все это было.

М.: – А потом был пейнтбол.

Д.: – Да, именно так – мы большой компанией играли в пейнтбол.

– Марина, вы тоже участвовали в этих красочных баталиях?

– Н-е-е-т (смеется).

Д.: – После пейнтбола я пригласил Марину на свидание – и завертелось.

М.: – Я на Диму обратила внимание при знакомстве – интересный молодой человек, который, как выяснилось, отлично готовит. Нет, в один момент, конечно, не стрельнуло в голову: «Это тот человек, который мне нужен». Все постепенно сложилось. А потом сменилось руководство, встал вопрос о том, где жить – Дима пригласил к себе. И я со всеми своими пожитками переехала (улыбается). А вообще, все произошло достаточно быстро. В октябре был пейнтбол, а в мае, после окончания сезона – Дима сделал предложение руки и сердца. Нам дали небольшой отдых, который мы провели в красивом месте – на базе «Лесная поляна» под Хабаровском – именно тогда все произошло, на майские праздники.

Д.: – На этой базе, мы, к слову, и отпраздновали свадьбу. Очень красивые места –  территория заповедника Сикачи-Алян. Свадьба была назначена на 15 июня, и пока Марина была на разгрузочном сборе в Китае, я занимался подготовительными работами (улыбается).

М.: – И все получилось замечательно – мы счастливы, что все получилось именно так, как мы задумывали. Отмечали два дня – на второй день – уха, шашлыки, футбол, волейбол. А мои родители долго гуляли по березовой роще.

ВОЛЕЙБОЛ И СТАТИСТИКА

– Дима, после свадьбы с Мариной вы стали еще ближе к волейболу…

– Да, и к статистике, как оказалось тоже. В то время Сережа Макаров работал в «Самородке» тренером-статистиком, и как раз в том сезоне Джованни Капрара пригласил его работать в сборную России, которая тогда стала чемпионом мира. Меня волейбольная статистика уже тогда заинтересовала, и я по возможности помогал другу в плане компьютерного обеспечения. В 2008-м Марину пригласили в «Уралочку», и мы решили ехать вдвоем. Честно говоря, не думал, что буду работать в этом клубе. В Екатеринбурге мне предложили работать с видео, а я со своей стороны предложил внедрить в клубе современную систему статистики DATA VOLLEY – ранее там использовалась череповецкая разработка. Тогда я поехал в Омск на «Гран-при», чтобы вплотную ознакомиться с работой этой программы, начал подробно ее изучать.

Как человек, имеющий определенный опыт в сфере автоматизации различных процессов, начал освоение с изучение предмета вопроса, то есть волейбола, а потом уже думал, как оптимизировать работу. Тут, конечно, мне повезло (улыбается) – у меня супруга волейболистка, которая, естественно, очень неплохо знакома с нюансами интересующего меня предмета. Конечно, консультировался с тренерами «Уралочки» – Николаем Васильевичем, его помощником – Джеремая Эстесом. Также помог мне в освоении этого вопроса Саша Перепелкин, который с недавнего времени работает тренером в казанском «Динамо». Постепенно разбирался с программой, получал навыки.

– Сколько понадобилось времени для освоения программы?

– По большому счету для этого необходим примерно год. Но так как у меня этого времени не было – пришлось освоить ее за два месяца. Через это время я уже смог помогать команде, как тренер-статистик. А сам волейбол я продолжаю постигать и сейчас.

– Что наиболее важно в вашей работе?

– Важно понимать, что нужно тренеру. Программа довольно-таки универсальна, может выдавать самую разную информацию. Надо показать тренеру, как она работает, в чем-то убедить, где-то поругаться. В «Уралочке» у тренерского штаба был один подход к этому вопросу, в «Химике» - другой.

– Каково с Карполем работать?

– Перед началом работы было страшновато – я еще недостаточно разбирался в этой игре, а Николай Васильевич не терпит дилетантов. Но более-менее разобрался, к тому же мне было всегда интересно работать с профессионалами – рядом с такими ты сам растешь. У нас с ним был нормальный рабочий процесс.

МАРИНА И «УРАЛОЧКА»

– Давайте и с вами, Марина, поговорим об «Уралочке» и Карполе. Когда поступило предложение из этого клуба – страшно не было?

– Определенный страх у меня был, но в то же время было необычайно интересно попробовать себя на новом уровне, еще что-то открыть для себя в волейболе. Понимала, что просто так в «Уралочку» не приглашают, а поработать с Николаем Васильевичем – это большая школа. Была много наслышана о нем, о его системе работы. Работа с Карполем – это не только серьезная школа волейбола, но и школа жизни – очень многому научили, и, подозреваю, еще научат. Есть четкая карполевская система, и все ее четко должны выполнять – дети с малых лет воспитываются так, что то или иное действие надо делать так и только так, и никак иначе.

– Но с другой стороны - это рамки, а человеку свойственно стремление к свободе?

– Но эта система приносит успех, а, значит, она работает. Если ты идешь в «Уралочку», значит, ты должен принимать эти правила, тогда будет и результат, и нормальное отношение к тебе как к игроку и человеку, и у тебя будет что-то получаться. Чужой самовар им там не нужен – у них есть, кому играть. Карполь хочет побеждать, выигрывать медали. И что мне еще очень нравится в «Уралочке» - продуманность в работе. Мы можем начать готовиться к определенной игре еще за месяц до начала, а по календарю у нас еще три других матча. Так, например, за месяца полтора до начала серии плей-офф с «Заречьем» в прошедшем сезоне Николай Васильевич уже начал просчитывать работу команды – строил режим относительно предстоявших игр, и психологически готовил нас к ним. Этим «Уралочка» отличается от всех тех команд, в которых я ранее играла. Тебя психологически готовят к тому, что ты чемпион, и ты проникаешься этой психологией победителя. Не проникнешься – и тебя, как инородное тело, эта система выплюнет.

– Не могу не спросить о вашем универсализме, ведь вы уже успели поиграть на трех разных позициях.

– Поначалу была угловым нападающим, но еще в сборной Украины Игорь Филиштинский наигрывал меня первым темпом, и когда в «Уралочке» была необходимость в игроке этого амплуа, я сумела безболезненно влиться в командную игру. Николаю Васильевичу тоже понравилось, и, подписывая контракт на сезон-2010/11, оговорили в нем пункт, что я буду действовать именно на этой позиции. Своя специфика в ней, безусловно, есть, но мне было интересно научиться чему-то новому. Для меня это был своего рода вызов: «Почему это я не смогу? У меня получится!». К игре во второй и четвертой зонах уже где-то и интерес начал пропадать, а тут как раз появилась возможность сменить амплуа – еще в первый сезон выступления за «Уралочку». Новое амплуа, новые ощущения, глаза горят!

РЕБЕНОК

– Вы год отыграли, а потом ушли…

– И это было взвешенное решение – и команды, и нашей семьи. В «Уралочке» был небольшой кризис – команда не могла оплачивать определенных игроков – мне предлагали перейти в другой клуб, но мы с Димой приняли другое решение.

– И каково это – быть мамой?

– Хочется горы свернуть, дать ребенку все, что можно, то, чего у меня, например, не было. Такой позитив, когда приходишь домой, а тебя ждет маленький человечек, и ты для него – Вселенная, через тебя он познает этот мир (восторженно).

– А не хотелось погрузиться в такое состояние, сосредоточиться на семье?

– Нет, потому что в душе я все равно игрок, и свое еще не отыграла.

– Тяжело было возвращаться в спорт? Даша Озбек рассказывала, что сразу после выхода из декрета не могла мяч до сетки добить.

– Мне в этом плане повезло. Я заложила хороший фундамент физической подготовки, работая с «Химиком» в Южном. Было тяжеловато, конечно, не всегда могла выполнить в заданный объем нагрузки. Непросто было и в том смысле, что надо было перестраивать режим жизни, от которого отвыкла за год. После сбора в «Химике» поехала на сбор в «Уралочку», хорошо влилась в процесс, мышцы даже не болели, чему я удивилась.  Плюс были переживания за ребенка – «а как он там?», «а что он делает?». После тренировки руки в ноги и вперед – домой. Или меня после тренировки встречали – и я в раздевалке кормила ребенка.

БУДУЩЕЕ

– И в заключение беседы несколько вопросов о будущем. Уже известно, что следующий сезон Марина проведет в «Уралочке», а Дима в «Химике». Как вы отнеслись к тому, что еще один сезон вы проведете вдали друг от друга?

М.: – Я с пониманием отношусь к такой ситуации. Такова жизнь спортсмена. Мы знали, что будет нелегко – значит, придется чаще ездить друг к другу.

Д.: – К тому же и «Химик», и «Уралочка» играют в Кубке ЕКВ. Есть еще одна возможность встретиться (улыбается).

– Марина, не могу не задать вам еще один вопрос. Представляете ли вы себя в форме южненского «Химика» - команде своего родного города?

– Почему нет. Все возможно. В прошлом году поступало такое предложение, в этом – нет.

– Но тут вы сыграли на опережение, продлив контракт с «Уралочкой» сразу после окончания сезона…

– Да, следующий сезон я точно проведу в Екатеринбурге. Но когда-то, может, сыграю в составе «Химика» – команда хорошая, тренер интересный.



ПРЕССА
28.07.2011 |


28.09.2010 |


23.09.2010 |


21.09.2010 |


13.08.2010 |